Выдержка из канона (спасибо, Лев):
Владений Фингона более не существовало; сыновья же Феанора бродили, как
листья, несомые ветром, войска их были рассеяны, союз распался, и они
жили в лесах у подножия Эред Луина, смешавшись с Зелеными Эльфами
Оссирианда, лишенные былой славы и былого величия. В Бретиле, под
защитой лесов, все еще обитали немногочисленные халадины, и вождем их
был Хандир, сын Халдира, но в Хитлум не вернулся никто, ни из воинства
Фингона, ни из витязей Хадора; не дошли и вести о судьбе их вождей. Зато
Моргот послал туда верных ему вастаков, отказав им в богатых землях
Белерианда, которых они домогались; он загнал их в Хитлум и запретил
покидать его. Такова была награда им за то, что предали Маэдроса —
грабить и изводить стариков, детей и женщин племени Хадора. Уцелевшие
эльдары Хитлума были угнаны в северные копи и трудились там в рабстве;
немногим удалось избежать его и скрыться в горах и чащах.

Орки и волки бродили беспрепятственно по всему Северу и заходили все дальше на
юг, в Белерианд, добираясь до самого Нан-Татрена, Края Ив, и границ
Оссирианда; и не было спасения никому ни в лесу, ни в поле.

Дориат, правда, уцелел, да и чертоги Нарготронда остались сокрытыми; но Моргота
они мало тревожили, то ли потому, что он почти ничего не знал о них, то
ли потому, что в черных его замыслах час их еще не пробил. Многие
бежали сейчас в Гавани и нашли убежище в стенах твердынь Кирдана, а
мореходы между тем, плавая вдоль побережья, донимали врага молниеносными
вылазками. Однако на следующий год, с приходом зимы Моргот послал
войска через Хитлум и Нэвраст; они спустились вниз по Бритону и
Нэннингу, опустошили весь Фалас и взяли в осаду Бритомбар и Эгларест. С
собою они привели кузнецов, копателей и огнеделов, а те смастерили
осадные орудия, и, как доблестно ни сражались защитники, стены в конце
концов рухнули. Гавани были разорены, башня Барад Нимрас обрушена, а
подданные Кирдана большей частью убиты либо уведены в рабство. Многие,
однако, взошли на корабль и спаслись морем; и среди них Эрейнион
Гиль-Галад, сын Фингона, которого отец отослал в Гавани после Дагор
Браголлах. С Кирданом уплыли они на юг, на остров Балар и там находили
убежище все, кто ни приплывал туда; держали они также клочок земли в
устье Сириона, и множество быстрых и легких кораблей было спрятано там в
зарослях и в прибрежных водах, где тростники густы, как леса.

Когда Тургон узнал об этом, он вновь послал гонцов к устью Сириона и попросил
помощи у Кирдана Корабела. По его просьбе выстроил Кирдан семь быстрых
кораблей, и они отплыли на запад; но не пришли вести на Балар ни об
одном из них, кроме последнего. Корабль этот долго скитался в море и,
возвращаясь, погиб в буре у самых берегов Средиземья; но одного морехода
Ульмо спас от гнева Оссэ, и волны выбросили его на берег в Нэврасте.
Звался он Воронвэ и был одним из тех, кого Тургон отправил гонцами из
Гондолина.

Теперь в мыслях Моргота постоянно был Тургон, ибо из
всех его врагов уцелел именно тот, кого он более всего желал пленить,
либо уничтожить. Мысль эта тревожила Моргота и отравляла сладость
победы, ибо Тургон из могущественного дома Финголфина был сейчас по
праву королем всех нолдоров; к тому же Моргот боялся и ненавидел
потомков Финголфина, ибо им покровительствовал Ульмо, его враг, а еще
из-за ран, что нанес ему своим мечом Финголфин. Из всех его родичей
более всего опасался Моргот Тургона, ибо приметил его еще в Валиноре, и,
когда бы тот ни оказывался рядом, тень падала на сердце Моргота,
предостерегая, что в некие, пока еще сокрытые времена Тургон станет
причиной его падения.


Временные рамки игры - от прихода Туора в Хитлум до осады Гондолина, 487 - 507гг. Первой Эпохи
- совпадают с событиями, описанными в "Нарн и Хин Хурин". В то время Дортонион пал под тень, Минис-Тирит лежал в руинах, а крепость Эйтель Сирион захвачена. Хитлум разграблен вастаками. Но были и те, кто противостоял Тьме. Небольшие отряды людей из народа Хадора и дома Халет выслеживали орков и устраивали облавы. Сами орки сталкивались с вастаками, нарушившими запрет Моргота покидать земли Хитлума. Но больше всего неприятностей и тем, и другим доставляли гаурвайт (дело не ограничивалось шайкой Турина). В лесах у подножия Эред Ветрин еще жили синдар, один из них и взял на воспитание Туора.
Проблема: на момент осады "серые" окажутся выключенными из игры.
Выход:
1. Дать выйти за одну из сторон, чего не хотелось бы, ибо не есть хорошо заставлять игроков вживаться в совершенно другие роли
2.Перенести боевые действия за Эхориат, к примеру, дать возможность уцелевшим нолдор отследить перемещения армии Ангбанда и потрепать темных по дороге к перевалу. Однако получается неканон.
На этом месте мозг мастера взрывается.
Но в любом случае Эйтель Сирион должна быть. На начало игры "третья крепость" свободна или захвачена вастаками. Никаких укреплений в Хитлуме нет. Вастаки, лишь частью оседлые, продолжают кочевать по неплодородным землям до Митрима и Дор-Ломина.

О Гондолине, или почему играем от прихода Туора в Хитлум.
(Этот небольшой текст пишется, чтобы прояснить ситуацию для СБ, а так
же в надежде разубедить некоторых в том, что на игре будет мирный
Гондолин, в котором совершенно нечего делать.)

"Туор, сын Хуора, пришел в Хитлум, ища родичей — но их не было больше, и он жил как стоящий вне закона в лесах вокруг Митрима. "(Поздние анналы Белерианда)



Квест Туора состоит в том, чтобы дойти через земли вастаков до игротехнического Невраста к игротехническому Воронвэ. Это время дается Тургону и гондолинцам на то, чтобы осознать себя в новом статусе - верховного короля нолдор, то бишь; ввести в городе осадное закрытое положение; получить вести о падении Гаваней и "отправить послов"; ergo: игра для Города начинается с некоего официального мероприятия, на
котором эти вопросы будут освещаться лордом... тьфу, уже Государем Тургоном. Гондолинцы должны почувствовать свой город единственным незыблемым островком в море тьмы, замкнуться в кольце Окружных Гор, возлагая отчаянные надежды на посланцев к Валар (здесь Государю не худо бы вспомнить пророчество Ульмо).
С момента прихода Туора и Воронвэ начинается самое интересное. Население по факту раскалывается на партию короля и сторонников Туора (необязательно дом Крыла). Первые желают остаться в Гондолине, вторые, соответственно, вняли голосу Ульмо. Для
сравнения, у людей при таком раскладе обычно начинается что-нибудь вроде гражданской войны. Дом Маэглина занимается неизвестно чем... Так что, господа гондолинцы, если вы решите совершить этот подвиг и отыграть ВСЕ, что прописано в каноне по вашему городу, вам придется впихнуть в игровое время невпихуемое количество событий. Их концентрация уж точно будет повыше, чем на Мерет Адертад. И при таком раскладе я не знаю, когда вы успеете пировать и танцевать. :)